Дерево во дворе упало на автомобиль

Изменено: 24 июля 2019 г., 09:54

29 мая 2017 г. в результате падения дерева во дворе поврежден принадлежащий истцу автомобиль Nissan X-Trail. Стоимость восстановительного ремонта указанного транспортного средства составляет 396 573,51 руб. По мнению истца, причинение ему имущественного ущерба произошло в связи с ненадлежащим исполнением ответчиком обязательств по содержанию дворовых территорий, а именно по своевременному удалению аварийных деревьев.

Определение Верховного Суда РФ N 5-КГ19-75 от 21 мая 2019 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Романовского С.В.,

судей Марьина А.Н. и Киселева А.П.

рассмотрела в судебном заседании гражданское дело по иску Андреева Владимира Владимировича к государственному бюджетному учреждению г. Москвы "Жилищник Рязанского района" о возмещении ущерба по кассационной жалобе представителя Андреева Владимира Владимировича — Кучмы Юрия Николаевича на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 22 мая 2018 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Марьина А.Н., объяснения Андреева В.В., поддержавшего доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Андреев В.В. обратился в суд с иском к государственному бюджетному учреждению г. Москвы "Жилищник Рязанского района" (ГБУ "Жилищник Рязанского района") о возмещении ущерба в размере 396 573,51 руб.

В обоснование исковых требований Андреев В.В. ссылался на то, что 29 мая 2017 г. в результате падения дерева во дворе по адресу: г. <…> поврежден принадлежащий ему автомобиль марки "NISSAN X-TRAIL". Стоимость восстановительного ремонта указанного транспортного средства составляет 396 573,51 руб. По мнению истца, причинение ему имущественного ущерба произошло в связи с ненадлежащим исполнением ответчиком обязательств по содержанию дворовых территорий, а именно по своевременному удалению аварийных деревьев.

Решением Кузьминского районного суда г. Москвы от 1 декабря 2017 г. требования Андреева В.В. удовлетворены. С ГБУ "Жилищник Рязанского района" в пользу Андреева В.В. взыскано в возмещение ущерба — 396 573,51 руб., судебных расходов — 59 855,34 руб.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 22 мая 2018 г. решение суда первой инстанции отменено и по делу принято новое решение, которым в удовлетворении иска отказано.

В кассационной жалобе представителя Андреева В.В. — Кучмы Ю.Н. ставится вопрос о передаче кассационной жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 22 мая 2018 г.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Гетман Е.С. от 22 апреля 2019 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

Согласно статье 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения были допущены судом апелляционной инстанции при рассмотрении данного дела.

Из материалов дела следует и судами установлено, что 29 мая 2017 г. принадлежащему Андрееву В.В. автомобилю марки "NISSAN X-TRAIL", припаркованному возле жилого дома, расположенного по адресу: <…>, причинены механические повреждения в результате падения дерева.

Придомовая территория указанного жилого дома, в том числе земельный участок, на котором произрастало упавшее дерево, обслуживается ГБУ "Жилищник Рязанского района".

Как следует из акта от 29 мая 2017 г. N 4, составленного комиссией ГБУ "Жилищник Рязанского района", дерево повалено в результате сильного порыва ветра (до 24 м/с), ранее оно не признавалось аварийным или подлежащим обрезке.

В соответствии с представленным истцом заключением специалиста-дендролога и письменными пояснениями последнего упавшее дерево — лиственница европейская — имело скрытые корневую и комлевую гнили ядрово-заболонного расположения, в связи с чем подлежало обязательному удалению из зеленого фонда города.

Согласно заключению эксперта-техника от 6 июня 2017 г. N УА-0606-15/17 стоимость восстановительного ремонта автомобиля истца составляет 396 573,51 руб.

Удовлетворяя иск, суд первой инстанции, руководствуясь статьями 15, 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации, исходил из того, что ГБУ "Жилищник Рязанского района" является организацией, обслуживающей земельный участок, на котором произрастало упавшее дерево, а потому на нем лежит обязанность по содержанию дворовых территорий, в том числе по контролю за состоянием зеленых насаждений, уборке деревьев, представляющих угрозу для жизни и здоровья граждан, а также имуществу.

Установив, что ущерб истцу причинен в результате ненадлежащего исполнения ответчиком обязанностей по содержанию дворовых территорий, а также принимая во внимание, что ответчиком доказательств отсутствия своей вины в причинении ущерба не представлено, суд первой инстанции пришел к выводу о наличии оснований для удовлетворения исковых требований.

Отменяя решение суда первой инстанции и отказывая в удовлетворении иска, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что падение дерева на автомобиль истца произошло вследствие неблагоприятных погодных условий — воздействия сильного ветра, в связи с чем вина ГБУ "Жилищник Рязанского района" отсутствует.

При этом суд апелляционной инстанции указал, что упавшее дерево не имеет видимых признаков аварийности, доказательств обратного, равно как и доказательств вины ответчика в несвоевременной вырубке этого дерева, истцом не представлено, а положенные в основу решения суда первой инстанции пояснения специалиста-дендролога таковым доказательством не являются.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что с обжалуемым судебным постановлением согласиться нельзя по следующим основаниям.

В силу пункта 6 части 2 статьи 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации апелляционное определение суда апелляционной инстанции должно отвечать требованиям законности и обоснованности.

Согласно разъяснениям, изложенным в пункте 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. N 13 "О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции", судам необходимо учитывать, что по смыслу статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию в пределах доводов апелляционных жалобы, представления и в рамках тех требований, которые уже были предметом рассмотрения в суде первой инстанции.

Если судом первой инстанции неправильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела (пункт 1 части 1 статьи 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), то суду апелляционной инстанции следует поставить на обсуждение вопрос о представлении лицами, участвующими в деле, дополнительных (новых) доказательств и при необходимости по их ходатайству оказать им содействие в собирании и истребовании таких доказательств. Суду апелляционной инстанции также следует предложить лицам, участвующим в деле, представить дополнительные (новые) доказательства, если в суде первой инстанции не доказаны обстоятельства, имеющие значение для дела (пункт 2 части 1 статьи 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), в том числе по причине неправильного распределения обязанности доказывания (пункты 28, 29 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. N 13).

Статьей 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации установлено, что каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом. Суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

Из изложенных норм процессуального закона и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации по их применению следует, что выводы суда, в том числе и апелляционной инстанции, об установленных им фактах должны быть основаны на доказательствах, исследованных в судебном заседании. При этом бремя доказывания юридически значимых обстоятельств между сторонами спора подлежит распределению судом на основании норм материального права, регулирующих спорные отношения, а также требований и возражений сторон.

Разрешая спор и приходя к выводу о наличии причинно-следственной связи между бездействием ГБУ "Жилищник Рязанского района" и наступлением материального ущерба, причиненного Андрееву В.В., суд первой инстанции принял во внимание заключение специалиста-дендролога Солдатовой Е.В. от 2 июня 2017 г. и ее пояснения, согласно которым при обследовании упавшего дерева выявлено наличие скрытых корневой и комлевой гнилей ядрово-заболонного расположения, в связи с чем данное дерево являлось аварийным и представляло опасность для граждан и имущества.

Отменяя решение суда в апелляционном порядке, судебная коллегия Московского городского суда сослалась лишь на наличие обстоятельств непреодолимой силы (неблагоприятные погодные условия в день происшествия) как на основание для освобождения ГБУ "Жилищник Рязанского района" от ответственности за причинение вреда имуществу Андреева В.В.

При этом суд апелляционной инстанции не привел в своем определении каких-либо доказательств как наличия обстоятельств непреодолимой силы, так и причинно-следственной связи между неблагоприятными погодными явлениями в день происшествия и наступившими последствиями в виде повреждения имущества истца.

Представленное в материалы дела и исследованное судами электронное предупреждение ГУ МЧС России по г. Москве о неблагоприятных погодных явлениях от 29 мая 2017 г. (12:47) не может служить доказательством повреждения имущества истца в результате обстоятельств непреодолимой силы, поскольку содержащаяся в нем информация является лишь прогнозом неблагоприятных погодных явлений и не подтверждает их наступление.

Согласно протоколу судебного заседания судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 22 мая 2018 г. вопрос о принятии и исследовании справки метеобюро Москвы и Московской области о погоде 29 мая 2017 г. как нового доказательства судом апелляционной инстанции не решался, что в силу абзаца второго части 1 статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации исключает использование судом данного документа в качестве доказательства, на котором могут быть основаны выводы об установленных чрезвычайных и непредотвратимых обстоятельствах.

Кроме того, в нарушение требований статьи 67, пункта 6 части 2 статьи 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции не указал мотивы, по которым он отверг представленное истцом доказательство в обоснование причины падения дерева — заключение специалиста-дендролога Солдатовой Е.В. от 2 июня 2017 г., а также доводы о том, что другие деревья, расположенные рядом с упавшей лиственницей, не были повреждены в результате ветра.

Между тем, оценка доказательств, отражение ее результатов в судебном решении и мотивировка выводов суда относительно установленных и опровергнутых по делу обстоятельств являются проявлением дискреционных полномочий суда, необходимых для осуществления правосудия, вытекающих из принципа самостоятельности судебной власти, что, однако, не предполагает возможность оценки судом доказательств произвольно и в противоречии с законом.

Ссылаясь на необоснованность выводов суда первой инстанции об аварийном состоянии упавшего дерева в отсутствие в деле заключения судебной дендрологической экспертизы, суд апелляционной инстанции в нарушение требований статей 12, 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не поставил на обсуждение сторон вопрос о необходимости ее проведения, не уточнил юридически значимые обстоятельства и не определил, какой именно стороне следует доказать причины падения дерева, произраставшего на придомовой территории, подтверждаемые лишь таким средством доказывания.

Обосновывая свои выводы положениями статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации, устанавливающей общие правила презумпции вины лица, причинившего вред, суд апелляционной инстанции констатировал недоказанность истцом факта ненадлежащего исполнения ответчиком своих обязательств по содержанию зеленых насаждений на придворовой территории жилого дома по адресу: <…>.

При этом суд не привел доводов, по которым он отступил от общего правила распределения бремени доказывания по делам, возникающим из деликтных правоотношений.

При таких обстоятельствах суду следовало дать правовую оценку вопросу о виновности указанного бездействия ответчика и наличии либо отсутствии причинно-следственной связи между этим бездействием и убытками, причиненными истцу, с учетом всей совокупности представленных в дело доказательств, при необходимости уточнить юридически значимые обстоятельства и поставить на обсуждение сторон вопрос о представлении дополнительных доказательств в подтверждение заявленных сторонами требований и возражений.

С учетом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что судом апелляционной инстанции допущены существенные нарушения норм материального и процессуального права, вследствие чего апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 22 мая 2018 г. подлежит отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить спор в соответствии с требованиями закона.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 22 мая 2018 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Добавить комментарий

Поле "Ваше имя" можно оставить пустым.

LiveInternet